BRENT $ 58.89 10:21
КУРСЫ ЦБ $ 65.9961 73.2227 18:33
КУРСЫ BTC $ 10136.00 $ -208.00 06:55
КУРСЫ ММВБ $ 56.5650 69.3325 14:40
КУРСЫ НАЛ. $ 67.06 $ 65.79 74.42 73.11 10:38
Москва
+17 °C Москва
Юрий Красовский
«Отмена двойной идентификации в БК поможет вытеснить теневой рынок» Юрий Красовский
ПОДПИСКА
Получайте самые важные новости раз в неделю на email Адрес обязателен Адрес введен неверно Этот адрес уже добавлен в список рассылки Произошла системная ошибка Cогласитесь с условиями, чтобы подписаться
! Для того, чтобы получать рассылку перейдите по ссылке в письме по вашему Email:
АКТУАЛЬНО:
Олег Журавский: «Я честно борюсь с нелегальным игорный бизнесом»

Олег Журавский: «Я честно борюсь с нелегальным игорным бизнесом»

Взгляд Олега Журавского на переходный период игорного бизнеса России
2
Паритетность мнений — главный принцип работы... Константин Макаров: «Российских...

4 июля 2014 года Государственная Дума РФ приняла законопроект о внесении изменений в федеральный закон «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». 8 июля документ был одобрен в Совете Федерации. 21 июля его подписал президент РФ. Новый закон вступил в силу 22 августа.

Согласно документу, в течение 90 дней букмекеры должны переоформить лицензию в Федеральной налоговой службе (ФНС) и стать членами саморегулируемой организации (СРО). Как будет регулироваться законом легализованное онлайн-букмекерство, сколько будет СРО, какими будут налоги? Об этом журналист Betting Business Russia расспросил топ-букмекеров России. Предлагаем эксклюзивное интервью Олега Журавского — президента Первой саморегулируемой организации букмекеров. 

О количестве СРО

— Владельцы букмекерского бизнеса занимаются переоформлением лицензий. Кроме этого, согласно новому законодательству, они обязаны вступить в СРО. В официальном перечне саморегулируемых организаций есть информация о третьей СРО, зарегистрированной на Лейлу Витову. Знаете, сколько их будет?

— А я слышал, что их уже 4. Сколько их будет — я не знаю. Могу только предполагать, что при наличии 27 лицензий может быть максимум 2 саморегулируемых организации. Вопрос в другом: каких СРО? В законе есть понятие «обязательная СРО». Те организации, которые зарегистрировали Лейлы, Федины, Пупкины и прочие, не являются теми СРО, которые в дальнейшем будут представлять интересы букмекеров и помогать государству регулировать букмекерский рынок. Все зарегистрировали СРО по той схеме, по которой зарегистрировалась Первая СРО 4 года назад. 

«Мы хотим, чтобы все три участника процесса — потребитель, бизнесмены и государство — были равны и выполняли предписанные требования. Если другие думают иначе, то им явно не со мной в одной лодке плыть».

О целях СРО

Цели и задачи, которые ставят перед собой другие СРО, для меня непонятны. Если посмотреть на их работу, то она была направлена на разрушение самого института обязательного саморегулирования. Пока принимался закон об обязательной СРО, о запрете нелегального игорного бизнеса в Интернете, об ужесточении требований, они боролись против этих целей и задач. Поэтому цели у нас разные. 

О лицензиях 

Компании, которые получили лицензии на букмекерство… Я не считаю их букмекерами. Это компании, которые получили лицензии. Это как диплом: ты его можешь получить, а знаний у тебя будет ноль. Наша позиция: мы отстаиваем интересы бизнеса. Мы хотим, чтобы все участники процесса, а их 3 (потребитель, мы (бизнесмены), государство), были в равной мере и выполняли предписанные требования. Тогда этот бизнес будет развиваться, как во Франции, в Англии. Я этого хочу. Если другие думают иначе, то им явно не со мной в одной лодке плыть. Если у них желание получить лицензию и продать право пользования ею, вырастить сеть и использовать под различными вещами, это не мое направление. Я этого не хочу. 

— Что будет с лицензиями, которые выдавались для того, чтобы вписывать, а не оперировать?

— Я могу говорить только про то, что отстаиваю я. Если государство наделило их правом благодаря лицензии вести букмекерскую деятельность, это их право. Как они ее используют — это вина не государства, не нас, букмекеров, может, даже и не их. Это их взгляд на жизнь.

О букмекерах, работающих в иностранных юрисдикциях

Букмекеры, которые получили лицензии для работы в тех юрисдикциях, где уже введено законодательное регулирование, они платят налоги и работают в Интернете той страны, с которой собирают деньги. Государство предложило механизм контроля и дало им право работать на территории нашей страны. Никто не запрещает им. Наоборот, будут только рады, если крупные БК придут на наш рынок. Для этого нужно зарегистрировать юридическое лицо по законам РФ, получить лицензию и стать членом обязательной СРО. 

Нам дали право иметь свои букмекерские сайты на территории РФ, обязательным условием является открытие счета в банке или небанковской кредитной организации. И дальше все финансовые транзакции идут внутри банка. В отчетный период букмекеры имеют право забрать со своего счета деньги. Контролируется это Центробанком РФ — самым строгим инструментарием по контролю за нелегальными деньгами. 

Обязательный компенсационный фонд

Главное, что нам дано право работать легально. Это очень важно, потому что букмекерство — большой сегмент, и с него тысячи компаний зарабатывали деньги, и не было нужного контроля, чтобы деньги не уходили. Чтобы не было скандалов по невыплате выигрышей и другим вопросам, для этого есть институт обязательной СРО, в котором обязателен компенсационный фонд. 

Одним из основных аргументов было то, что 30 млн рублей — сумасшедшее требование к букмекерам. В чем проблема живыми деньгами внести в компенсационный фонд СРО эту сумму? Государство не тратится на судебные издержки, игрок не страдает 1,5 года. Это же деньги не для руководителей СРО, а деньги, которые четко прописаны по закону, как и где они должны храниться. Если человек пришел, есть проблемы, собрались 10 человек и решают выплатить. Взяли из компенсационного фонда и заплатили деньги. Я не понимаю, в чем проблема. Для меня и для потребителя это благо. Для меня 30 млн рублей положить в компенсационный фонд — это не много, потому что я бизнесом занимаюсь.

О дополнительных требованиях

— Министерство экономического развития указывало на недостатки законопроекта, который был принят. Есть ли возможность пересмотра некоторых моментов и внесения поправок в закон? Все-таки до налогового года еще далеко.

— Есть ранг принятия решений. У нас есть законодательный орган — Государственная Дума. В момент прохождения любого закона учитывается мнение профильных министерств, которые в том или ином формате участвуют в дальнейшем выполнении. С этим законопроектом ровно было то же самое, как с тысячей других. У каждого есть свое мнение, оно обсуждается, оно выносится на решение правительства. Если оно принимает это решение, то считает его правильным.

— По сути Вы будете управлять теми инструментами, которые возможны для влияния СРО, подавать какие-то предложения для правительства от СРО?  

— Мы этим занимались. На данный момент главная задача, чтобы для нашего СРО вовремя успеть выполнить те требования, которые сейчас предписывает закон. На нашем сайте будут вывешены дополнительные требования, которые обсуждаются на портале Минфина и правительства. Сейчас разрабатываются какие-то законодательные акты, которые вводят дополнительные обязательства. Например, ФНС теперь должна вести реестры обязательных СРО, т.е. не Росреестр, а ФНС. 

О ЦУПИС

Я занимаюсь букмекерством, я не занимаюсь банковской деятельностью. Наверное, будет НКО, которая будет обслуживать в том числе и мою компанию, представленную в России в Интернете. Все технические вопросы явно не ко мне. Я понимаю, насколько это непростой процесс. Думаю, если дальше все пойдет гладко и со стороны государства будет согласно регламенту, эти все подзаконы и принятые акты, и мы вступим на путь разрешения Интернета, то предстоит достаточно объемная техническая работа. Требуется состыковка всех сайтов с программой НКО банка, а банк, в свою очередь, должен использовать софт, который лицензирован ЦБ, а их там всего лишь 5 компаний.

Что касается комиссии, которую будет взимать ЦУПИС, все зависит от того, какие затраты на это будут уходить и кто эти комиссии будет платить. Понятно, что коммерческая организация бесплатно работать не будет. Там сложные программы, которые стоят денег: обслуживание, налоги, штат сотрудников и т.д. 

О налоге

— Когда взимается налог с игроков: в момент зачисления средств или в момент выигрыша?  

— Это как раз большая работа, которую проводила Первая СРО. В самой первой редакции закона о налогообложении не было дано корректного определения понятию «выигрыш». Если бы закон был принят в такой редакции, то легального букмекерского бизнеса на территории России не осталось бы вообще. Мы много раз встречались с представителями Правительства, Министерства финансов, Государственной Думы, где вели разъяснительную работу. Чем могло обернуться принятие закона в такой редакции? Человек ставит 1000 рублей на коэффициент 1.1, выигрывает 1100 рублей, а налог платит не со 100, а с 1100 рублей. Понятно, бизнеса нет. В финальной редакции закона определение «выигрыш» трактуется как разница между принятыми и выплаченными деньгами, что вполне логично. То есть, если игрок ставит 1000 рублей, а выигрывает 1100, то налог 13% взимается со 100 рублей, то есть с чистого выигрыша.

Налоговый период в данной ситуации должен быть один год. Тот, кто подает налоговые декларации, в течение года может купить 10 машин, 20 квартир, 10 яхт. В конце года Вы дебет с кредитом сводите и показываете. Налоговая проверяет. Если Вы не соврали, то с Вас удерживают 13%. Считаю, что налог небольшой, один из самых маленьких в мире, и ничего страшного в этом нет. Если взять передовые страны — от 50 до 70% налог на прибыль удерживают, и как-то там люди живут.

Заканчивается год, и те люди, которые переплатили налоги, с кого их удерживали, имеют право прийти к букмекерам и просить справку по форме, которая представляется в налоговую. Если Вы за год переплатили 100 рублей налога, то государство обязано их вернуть. Полагаю, таких упрощений может быть много. Букмекерство — это бизнес, а бизнес должен зарабатывать деньги. Считаю, что следовало делать итог по истечении какого-то периода, может быть, 3 месяцев, может быть, 5. 

 — На Вашем сайте указано, что 83 тыс. рублей — сумма взноса. Это устаревшая информация?

— Наверное, неправильная информация. Вступительный взнос — 15 тыс. рублей, годовой взнос — 50 тыс. рублей.

— Из чего он складывается?

— Это требования к СРО. Сумма устанавливается общим собранием СРО. Должен быть вступительный взнос, ежегодный взнос и еще какой-то. В сумме за год получается 80—70 тыс. рублей. Что касается компенсационного фонда, то я уже сказал, что это определено законом — и точка.

— Вы прокомментировали «Рейтингу букмекеров», что налог на онлайн-букмекеров должен составлять 3—5 млн рублей.

— Я сказал, что, когда мы вели консультации, то предлагали такую цифру в месяц.

— Вы считаете, это справедливо? И что может служить обоснованием?

— Наши специалисты считали и приводили цифры. 3 млн рублей в месяц мы должны платить государству. А как государство посчитает, я не знаю. Это нормально. Все 27 лицензий — не такие большие деньги. Если мы будем зарабатывать даже сотни тысяч долларов, то десятки тысяч или сотни тысяч мы можем заплатить государству, и даже считаю, что это необходимо сделать.  

О мерах дисциплинарного воздействия для нарушителей стандартов и правил СРО

Это определяется на общем собрании СРО. Меры утверждаются согласно уставу: двумя третями или большинством. Это наши внутренние требования. Например, нельзя ставить игровые автоматы, нельзя воровать. У нас нет стандартов, что должна быть одинаковая линия, у нас нет стандартов, что ты не должен рекламироваться на телеканале ОРТ или не давать интервью каким-то изданиям, то, что ущемляет какие-либо права. 

Монополизация в чем? Это тоже один из аргументов коллег. Я все никак не могу понять, будет вот 27 компаний в одной СРО — и что? Каждый ведет свой бизнес, как ему удобно: хочет — имеет одного аналитика, хочет — 100 тыс., хочет — делает свои коэффициенты. Чем еще букмекеры могут заниматься? Они могут продавать линию так же, как и те, кто выпускает колбасу. Они могут выпускать только колбасу, они не выпускают нефтяное оборудование. Букмекер продает один продукт, нет ничего другого — это линии, котировки. Все. Какая монополизация?

СРО может сказать «Лиге Ставок» или «Ф.О.Н.»: «Давайте делать одну линию!» Будет 10 аналитиков на все СРО и все будет одинаково? Это же бред. Эти аргументы рассчитаны на неподготовленных людей. «Монополизация» звучит страшно. 

— Как Вы относитесь к таким компаниям, которые сейчас на рынке, например «Букмекер Паб», «Панорама»? В законодательном ли поле они находятся?

— Действуют они в законодательном поле, они же получили лицензию. Даже те, кто действует по закону и не является полностью букмекером, все равно действует в законодательном русле, пока к ним не будет вопросов со стороны правоохранительных органов. Я этим не занимаюсь. И не хочу оценивать их деятельность. 

О лотереях

— Каковы Ваши бизнес-отношения с владельцем лотерейного бизнеса в России Олегом Бойко?

— С Олегом Викторовичем мы знакомы много лет. Лотереями мы сейчас не занимаемся, совместных проектов у меня и моих партнеров тоже с ним нет. Знаю его много-много лет. Мы думали лет 9 назад, что начнем сотрудничать, попытались в течение полугода найти компромиссное решение — у нас не получилось. Он работает так, как он работает, я работаю так, как я работаю. Но мы с ним хорошо знакомы.

К сожалению, у нас пока нет разрешения на проведение государственной лотереи, но надеюсь, оно у нас когда-нибудь будет. Тогда мы станем с ним конкурентами.

Лотерейный бизнес не приносил до нового года денег никому. На мой взгляд, до того момента, как был принят закон о запрете всех негосударственных лотерей. Сейчас этот рынок можно формировать, делать правильным, и он будет приносить деньги, в первую очередь государству. Чтобы государство проводило знаковые мероприятия или чтобы деньги направлялись на развитие спорта, чтобы не из кармана государства. Второе — это люди, которые должны выигрывать честно свои призы. Лотерейный бизнес при нынешнем законе — это очень большой и перспективный рынок. Чтобы его сформировать, считаю, нужно минимум 3–5 лет. Его не было. Он был загажен, уничтожен, он превратился в ноль.

О Всероссийской футбольной лотерее

Если государство примет решение учредить (сейчас идет обсуждение, документы уже в правительстве) Всероссийскую футбольную лотерею, то мы будем одними из первых, кто подаст заявку на участие в конкурсе по оперированию этой лотерей. Такие правила в нашей стране. 

Мы видим этот бизнес в первое время совершенно дотационным. Планируем бюджет на развитие этой отрасли. Если нам повезет и мы сможем оперировать государственной лотереей, у нас есть инвестиции, которые согласованы с крупнейшим лотерейным оператором, которого мы консультируем много лет. К бизнесу подходим очень серьезно, потому что мы с него хотим не получать, а вначале инвестировать. Наш инвестиционный пакет — около 200 млн евро в течение 3 лет. После этого мы хотим возвращать вложенные деньги. Тогда это бизнес.

— Речь идет о быстрых ставках? Это как-то связано?

— Мы говорим про лотереи. Мы не занимаемся приемом ставок на исходы лотерей. Мы занимаемся приемом ставок на спортивные события. А лотерею я расцениваю как совершенно другой бизнес — лотерейный.

В Англии 27% денег на лондонскую олимпиаду собрала лотерея — пример 4-летней давности. Я думаю, в России этот процент будет еще больше. Только вначале нужно много-много вложить, создать положительный имидж и не принимать ставки на исходы лотерей, а заниматься самой лотереей.

 
Комментируя материал, Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности