BRENT $ 63.22 12:25
КУРСЫ ЦБ $ 61.8031 68.2924 15:09
КУРСЫ ММВБ $ 56.5650 69.3325 14:40
КУРСЫ BTC $ 8502.60 $ -0.40 07:27
КУРСЫ НАЛ. $ 64.14 $ 63.51 70.97 70.24 11:18
Москва
+0 °C Москва
Сергей Побочий
«Тотализатор никогда не остается в проигрыше» Сергей Побочий
ПОДПИСКА
Получайте самые важные новости раз в неделю на email Адрес обязателен Адрес введен неверно Этот адрес уже добавлен в список рассылки Произошла системная ошибка Cогласитесь с условиями, чтобы подписаться
! Для того, чтобы получать рассылку перейдите по ссылке в письме по вашему Email:
АКТУАЛЬНО:
Олег Журавский: «Мы не нарушали конфиденциальности соглашения с «Пари-Матч»»

Олег Журавский: «Мы не нарушали конфиденциальности соглашения с «Пари-Матч»»

Почетный президент «Лиги Ставок» — о ситуации вокруг продажи части российского бизнеса украинской компании
2
Как «Приморью» догнать Лас-Вегас Юрий Красовский: «Права на российскую часть... Betting Business Russia продолжает выяснять детали соглашения о продаже 49,9% пакета акций компании «Пари-Матч» в России президенту «Оскар ярд кэпитал» Юрию Красовскому. Сегодня наш собеседник — партнер Красовского, почетный президент БК «Лига Ставок», президент Первой СРО Олег ЖУРАВСКИЙ.

 
— Ваша версия возникновения в СМИ интереса к этой теме? Кем он инициирован и почему?

— В пятницу я прочел комментарий гендиректора «Пари-Матч» в России (Анастасии Красновой. — Прим. ред.), что между Юрием Васильевичем (Красовским, президентом «Оскар ярд кэпитал». — Прим. ред.) и главным акционером «Пари-Матч» не было подписано никаких соглашений. В понедельник генеральный директор «Пари-Матч» Сергей Портнов уже признал, что соглашение было подписано, но это «понятийный документ» и он не имеет юридической силы. Наверное, некрасиво наши партнеры сделали этот шаг, и не понятно, для чего это было нужно. Может, они хотели через прессу начать обсуждение дальнейшего диалога? Но он у нас и не прекращался.

Соглашение было подписано при мне. Могу подтвердить, что оно подписано по всем юридическим канонам на каждом листе. Сергей (Портнов. — Прим. ред.) вначале говорит, что это понятийное соглашение, но потом — что согласно российским законам мы нарушили его конфиденциальность. Понятно, молодой и не до конца юрист. Вначале говорит одно, а ниже подписывается под другим. Может, наши партнеры таким образом хотят дать понять, что оно недействительно? Но мы живем по законам РФ, и, если не ошибаюсь, в документе был пункт, в котором указано, что все вопросы можно решать только согласно юрисдикции РФ. Мы готовы, если они обратятся в суд, отстоять свои права. Для чего нужно было привлекать к этому вопросу шумное внимание прессы, для нас загадка.

— Можно ли считать, что осенью прошлого года сделка состоялась?

— Сделка — это когда выполнены определенные условия. В данном случае это было предварительное соглашение, которое при выполнении тех или иных действий с одной и другой стороны перерастет в сделку. Помню, что другая сторона просила Юрия Васильевича взять на себя управление частью российского бизнеса «Пари-Матч», потому что у них слабый менеджмент и т.д. Одно из условий — что это будет связано с легальным оперированием в сети Интернет. В тексте соглашения это закреплено. Я не имею права его разглашать, потому что это конфиденциально, и конфиденциальность касается российской стороны.

— Вы — партнер по этой сделке с Юрием Красовским?

— У Юрия Васильевича есть партнеры. Если мне предложат, тоже буду присутствовать. Но пока соглашение подписано между двумя людьми.

Константин Пермикин
Константин Пермикин Старший партнер юридической фирмы «Коперник Групп» В законодательстве ряда иностранных государств существует понятие «соглашение о намерениях», также известное как «список основных условий сделки» (англ. term seet) и «меморандум о взаимопонимании» (англ. memorandum of understanding). В зарубежной практике такой документ, подписанный сторонами, не имеет юридической силы, если иное в нем прямо не указано, а условия, содержащиеся в соглашении о намерениях, подлежат окончательному оформлению в юридически обязательных документах. Что касается российского права, здесь ситуация несколько иная. В отношении любого подписанного документа, как бы он ни назывался, необходимо проводить несколько тестов: • на соответствие законодательству, т.е. является ли документ договором в принципе, содержит ли он необходимые существенные условия, которые позволяют отнести документ к разряду договоров. К различным договорам законодательство РФ применяет разные требования о наличии существенных условий. Для некоторых договоров даже условие о цене договора не является существенным, и они считаются заключенными без наличия такого условия; • на надлежащее заключение, т.е. подписан ли документ лицами, которые имели право связывать стороны договора обязательствами (имели право первой подписи или доверенность от стороны). А также были ли при заключении документа соблюдены права всех третьих лиц, которые могли или могут иметь правовые притязания на предмет договора в силу законодательства; • на ничтожность и противоречие законодательству, т.е. не запрещен ли договор действующим законодательством. Некоторые разновидности соглашений прямо запрещены российским законодательством. В связи с отсутствием публичного доступа к тексту документа я бы не стал давать суждения о том, был ли между сторонами такой документ в принципе, являлся ли он договором, был ли заключен надлежащим образом и не противоречит ли законодательству. Так как одна сторона заявляет, что документ не имеет юридической силы, а другая — что документ ее имеет, возможно, для начала сторонам имеет смысл сесть за стол переговоров со своими юристами и попробовать решить данный вопрос в досудебном порядке, совместно прийти к ситуации «выиграл – выиграл». Так как в судебном порядке одна из сторон не только обязательно проиграет, но и должна будет возместить другой стороне все издержки, связанные с судебным процессом.


Комментируя материал, Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности