BRENT $ 63.22 12:25
КУРСЫ ЦБ $ 78.0443 84.1552 16:09
КУРСЫ НАЛ. $ 64.14 $ 63.51 70.97 70.24 11:18
КУРСЫ BTC $ 8502.60 $ -0.40 07:27
КУРСЫ ММВБ $ 56.5650 69.3325 14:40
Москва
-1 °C Москва
Сергей  Портнов
«После карантина начнутся сверхбаталии за долю рынка» Сергей Портнов
ПОДПИСКА
Получайте самые важные новости раз в неделю на email Адрес обязателен Адрес введен неверно Этот адрес уже добавлен в список рассылки Произошла системная ошибка Cогласитесь с условиями, чтобы подписаться
! Для того, чтобы получать рассылку перейдите по ссылке в письме по вашему Email:
АКТУАЛЬНО:
Лаша Гогиберидзе: «В Украине будут конкурировать около 10 БК»

Лаша Гогиберидзе: «В Украине будут конкурировать около 10 БК» (ВИДЕО)

О перспективах букмекерского рынка страны
6
Главное за неделю Особенности легализации казино в Украине Представители гемблинг-индустрии рассчитывают, что в течение нескольких месяцев будет принят закон о легализации игорного бизнеса в Украине. Каким будет документ, пока неизвестно даже законодателям, однако участники рынка активно обсуждают существующие законопроекты и выступают со своими предложениями. Коммерческий директор холдинга «Пари-Матч» Лаша ГОГИБЕРИДЗЕ в ходе выступления на конференции Game On заявил, что его компания предлагает запретить работу нелицензированных онлайн-операторов, продумать налоговую модель на основе фиксированной ставки и ввести обязательное лицензирование. В кулуарах эксперт рассказал журналисту Betting Business Russia о необходимости разработки грамотного игорного законодательства в Украине.

 

— Стремится ли «Пари-Матч» к монополизации рынка или у вас другая политика?

— Любой бизнес любит конкуренцию. Без конкуренции человек слабеет, становится ленивым и перестает предоставлять те услуги клиенту, которые должен. Так что нужно принимать то законодательство, которое подходит правильному бизнесу, не ущемляет ни права государства, ни права операторов и защищает права потребителя.

— Какое количество операторов должно быть на рынке, чтобы обеспечить здоровую конкуренцию?

— Сложно сказать, сколько операторов смогут конкурировать между собой. Например, в Грузии есть семь–восемь операторов. В Украине и так уже оперируют до 15 операторов. Наверное, от пяти до семи операторов с учетом масштаба страны. Если говорить о долях рынка, надо думать, о каких долях: о букмекерских долях, о казиношных, об онлайне, об оффлайне? Думаю, около десяти операторов будут конкурировать. Всегда будут лидеры рынка, фолловеры и аутсайдеры.

— Предложенные законопроекты о легализации азартных игр предполагают, что оперировать в Украине могут только резиденты страны, то есть наблюдается лоббирование интересов национальных операторов. Здесь есть какой-то след «Пари-Матч», вы солидарны с мнением законодателей?

— Точно не могу комментировать законопроект. Там идея заключается в том, чтобы деньги не вытекали за рамки страны. Одно из требований — соучредителем компании должен быть резидент. Таким образом, абсолютно не запрещаются инвестиции зарубежного оператора. Всегда можно найти локального партнера. Это нормальный экономический барьер, который призван привлекать инвестиции. Например, в Дубае закон требует, чтобы обязательно был арабский резидент.

— Контрольный пакет акций должен быть у резидента?

— Нет. Там не контрольный, просто зарегистрировать компанию невозможно без резидента этой страны, который получает 3% от плановой прибыли. Это абсолютно не прямой пример, но идея — защитить потребителя, защитить украинские деньги.

— Существуют ли механизмы, позволяющие защитить эти деньги, чтобы остальные 97% не ушли в оффшоры?

— Конечно, если будет правильная регуляция, которая даст оператору возможность рентабельно работать, платить налоги и нормально существовать в бизнес-среде. Даже операторы, которые не являются резидентами этой страны, найдут партнеров — резидентов Украины. Если даже не имея закона умудряются находить возможность для приема ставок, то, думаю, это не будет большой проблемой.

— Ваша компания сейчас делает акцент на Казахстан. Почему? Расширение на каких рынках планируете в ближайшее время?

— Почему Казахстан? Мы начинали с Украины, потом в 2009 году отменили закон. С этого времени мы уже работали в основных странах СНГ. Казахстан потому, что там нормальное законодательство, большой рынок, и реально это одна из экономик на постсоветском пространстве, где есть развитие, есть большой ресурс для инвесторов из Турции, Китая и т.д. Казахстан — для нас довольно перспективный рынок, и он более-менее близок к ментальности и восприятию того продукта, который мы создаем на протяжении этих лет.

— Есть ли у Вас информация, кто из крупных зарубежных операторов в случае легализации планирует зайти на украинский рынок, в частности в онлайн-сегмент?

— Да, есть информация. Но я не буду называть эти компании. Среди них есть и компании из стран постсоветского пространства, и зарубежные, которые в легальном поле вступили бы и начали инвестировать.

— Сколько таких компаний?

— Думаю, семь–восемь.

— Вы говорили о семи–восьми операторах, которым будет комфортно работать в Украине. И сейчас называете такое же число. То есть рынок поделен?

— Не хочу говорить обо всех. Компании, у которых есть dot.com, лицензии Кюрасао, Гибралтара, они таргетируют рынок и получают регистрацию путем маркетинга. Соответственно, ни один бизнес без понимания возможностей и прибыльности в той или иной стране не рассчитывает на сильные инвестиции. Это могут быть какие-то сделки, объединения, консолидации, разные механизмы. На самом деле никто не потеряет. Это больше налогов, больше инвестиций, больше прозрачности для этой страны.

— Если говорить о вложениях в украинский букмекерский бизнес со стороны «Пари-Матч», о каких суммах идет речь?

— Вложения будут зависеть от регуляции, от закона, диктующего условия инвестирования: сколько и как вкладывать. Соответственно, если законодатель решит создать высокие барьеры для входа, это будут большие инвестиции, капиталовложения. Но если законодатель будет более либеральным — инвестиций в больших объемах сразу ожидать не стоит, но зато развитие компании будет очень стремительным. И в итоге он получит больше.

— Сергей Портнов (гендиректор холдинга «Пари-Матч». — Прим. ред.) говорил об открытии 200 ППС. Каких финансовых вложений это потребует?

— В разных странах разные чеки. В Беларуси квадратный метр может стоить $1 тыс., в Казахстане — $1,2 тыс., в Украине — $700–800.

— Это с учетом аренды? Или вы будете покупать площади?

— Мы не сильно заинтересованы в том, чтобы вкладывать в чужие помещения и их ремонтировать. Но если этого потребует закон, конечно, мы поступим так. Мы не занимаемся куплей-продажей недвижимости. У нас будут только многоканальные продажи, это онлайн, мобайл и оффлайн.

— У вас уже есть какие-то расчеты?

— Все будет зависеть от закона. Если закон потребует 200 ППС, в среднем на каждый потратим не меньше $50 тыс. Это среднестатистическая сумма, которую мы тратим в рамках 70–80 квадратных метров площади.

— Сейчас в Украине очень серьезно сталкиваются два лобби — лотерейных операторов и представителей казино. Какую позицию занимают букмекеры? Они присоединились к какой-то из сторон?

— Казиношники и лотерейщики, если быть предельно честными, это одно и то же. Реальный продукт, который они продают, — электронное казино. И они просто спорят о том пироге, который по Вашим словам, мы хотим распределить нечестно. Но мы — за законный, честный бизнес, где мы будем платить налоги и помогать развитию спорта.

— Казино и лотереи объединяются против букмекеров?

— Нет. Я не знаю. Мы ни с кем не объединяемся, это однозначно.

— Кто кого пытается вытеснить с рынка?

— Это абсолютно разные рынки, разные игроки. Всего лишь 20–25% игроков, которые делают ставки, играют и в казино. Но это лишь четверть игроков. Страна большая, и рынок тоже немаленький. Букмекеров вытеснить будет сложно.

— Когда можно ожидать принятия закона?

— Закон можно принять, когда все дружно соберутся, поймут реалии рынка и отбросят личные интересы. Когда их интересами будут страна, потребитель и бизнес, можно будет принять закон, защищающий все три стороны.

— Кто должен быть инициатором такой встречи — государство?

— Конечно, само государство должно понять, что есть бизнес в тени и его нужно выводить оттуда таким образом, чтобы операторы остались, работали легально и с соблюдением закона. Закон нужен правильный, не просто документ ради галочки, а такой, который реально урегулирует все части этого бизнеса.

— Насколько быстро после окончания выборов (выборы в местные советы в Украине состоялись 25 октября 2015 года. — Прим. ред.) может решиться вопрос?

— Очень сложно ответить. Я пришел в компанию почти три года назад и с того времени жду этот закон. Есть люди, которые с 2009 года его ждут. Я реалист, но очень оптимистически настроен. Надеюсь, что в начале следующего года… Нужно принять закон об игорном бизнесе, который очень четко разграничит букмекерство, лотереи, онлайн- и оффлайн-гемблинг. Также должна быть сопутствующая налоговая база, которая не душит и не пинает бизнесмена.

— Не было ли у Вас такого впечатления, что Вы и Ваши коллеги говорите «в пустоту», поскольку представители власти не приняли участия в Game On?

— Мы надеялись, что тут будут представители власти, которые смогут повлиять на процесс. Однако из-за существования на постсоветском пространстве черного пиара представители исполнительной власти опасаются, что противники могут использовать против них негативные стереотипы, связанные с «однорукими бандитами».
Комментируя материал, Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности