BRENT $ 63.22 16:34
КУРСЫ ЦБ $ 63.1290 70.6350 14:11
КУРСЫ ММВБ $ 56.5650 69.3325 14:40
КУРСЫ BTC $ 9589.80 $ -610.20 07:39
КУРСЫ НАЛ. $ 63.82 $ 61.71 71.52 69.43 22:53
Москва
+20 °C Москва
Юрий Красовский
«Отмена двойной идентификации в БК поможет вытеснить теневой рынок» Юрий Красовский
ПОДПИСКА
Получайте самые важные новости раз в неделю на email Адрес обязателен Адрес введен неверно Этот адрес уже добавлен в список рассылки Произошла системная ошибка Cогласитесь с условиями, чтобы подписаться
! Для того, чтобы получать рассылку перейдите по ссылке в письме по вашему Email:
АКТУАЛЬНО:
Виктор Романюк: «Государство не должно давать бизнесу гарантий успеха»
Фото: Из личного архива Виктора Романюка

Виктор Романюк: «Государство не должно давать бизнесу гарантий успеха»

Законопроект № 2441а о легализации игорного бизнеса в Украине устроит всех, убеждены его авторы
6
Главное за неделю Клайв Тилли: «Мы не будем инвестировать в... В документе защищены интересы всех участников игорного бизнеса: лотерейщиков и букмекеров, игроков и государственной казны. Ему недостает разве что конкретных цифр, касающихся налогов и лицензий. Поэтому «последний штрих» к проекту сможет добавить только украинский Минфин. Но вот чего не может и не должно делать государство — давать инвесторам надежные гарантии выживания. Такую позицию озвучил соавтор проекта закона, народный депутат Украины Виктор РОМАНЮК в интервью Betting Business Russia на международной конференции Game On в Киеве.

Видео:Betting Business Russia
— В своем выступлении на ивенте Вы сказали: участники рынка согласны с положениями вашего законопроекта, потому что не высказывают противоположных мнений. Но может быть, у них просто нет такой возможности? Нет электронного ресурса, где пользователи могли бы оставить свое мнение о законопроектах?

— Любой законопроект есть в открытом доступе. Каждый может ознакомиться на официальной странице депутата с его законодательными инициативами. Как минимум можно направлять предложения на имя комитета (Верховной Рады Украины. — Прим. ред.), можно написать предложение на Facebook... Мы открыты для широкого круга участников этого процесса, постоянно работаем на заседаниях за круглыми столами. Мы готовы к конструктивному диалогу в конструктивном русле.

— Насколько активно ведете диалог в этом формате?

— Достаточно активно. Мы провели уже более 10 круглых столов с участием всех заинтересованных сторон.

— Кто именно участвовал в таких заседаниях?

— Участники рынка, представители власти, народные депутаты. Все, кто наиболее заинтересован вывести процесс легализации бизнеса в организованное, понятное русло.

— Какие были предложения от участников рынка — букмекеров, казино?

— Предложения: люди хотят работать. Вот и все. К такой ситуации привела политическая система Украины.

— Каковы главные претензии участников игорного рынка к законопроекту?

— Я их не слышал, откровенно могу сказать. Дискуссия идет исключительно в плоскости стоимости лицензии и системы налогообложения. Нужна понятная, цивилизованная система налогообложения и государственного контроля над рынком.

— О каких цифрах идет речь? Какую вы предлагаете стоимость лицензии, какие именно налоги и налоговые ставки?

— Ситуация очень простая. Мы исходим из того, что участники рынка не могут платить больше, чем они могут себе позволить. Четко звучит позиция, что нужно найти такой компромисс, когда инвесторам интересно будет заходить на рынок. В то же время государство должно получить максимально эффективную налоговую отдачу. И наша задача — найти эту компромиссную цифру.

На сегодня для лотерейного бизнеса мы зафиксировали стоимость лицензии около 100 тыс. минимальных заработных плат. Это 130 млн гривен. Лицензия бессрочная. Для участников казино — 40 тыс. минимальных заработных плат, это около 52 млн гривен. Но мы готовы к дискуссии. Минфин готов тоже. Дискуссия открыта. Главное — вывести ее в конструктивное русло именно сейчас, когда тема игорного бизнеса в Украине превратилась в популизм или криминальные «разборки». В результате операторы оказались в очередном сером поле. В других странах легализовали игорный бизнес, госбюджет наполняется, а у нас какие-то бандиты зарабатывают на этом деньги и вырастает целая коррупционная вертикаль.

— Скажите, о каких цифрах идет речь для букмекерского рынка: какова может быть стоимость лицензии?

— Я не готов сказать точно — кажется, тоже 40 тыс. минимальных зарплат, 52 млн гривен.

— А налогообложение?

— Идет широкая дискуссия по этому вопросу. Потому что действующая система налогообложения тоже выходит за рамки того, что может существовать в цивилизованном мире. Действующая система — это двойное налогообложение. Рынок не может развиваться и работать в таких условиях.

— Иностранные эксперты говорят, что оптимальный налог — 15% от прибыли. По Вашему мнению, каким он должен быть?

— Есть разные системы и точки зрения по этому вопросу — и фиксированная цена лицензии, и «привязка» к столам, в зависимости от того, о чем идет речь — о лотерейном бизнесе или о букмекерском. 15% от прибыли — это, на мой взгляд, оптимальная цифра. По крайней мере, в Европе это классическая ставка, по которой облагается налогом игорный бизнес.

— Какие ставки налогов применительно к казино вы предлагаете?

— О казино я не готов ответить. Мы исходим из того, что лучше всего сделать налоговые ставки с «привязкой» к столам. Потому что я даже не могу привести пример, когда бы эффективно и прозрачно установили контроль путем налогообложения прибыли. Очень сложно привязываться к фиксированию прибыли в этом бизнесе. Поэтому мы будем исходить из налогообложения игровых столов.

— Есть ли конкретные цифры?

— Пока нет. Это скорее компетенция Министерства финансов, чем наша как разработчиков закона. Наша позиция очень проста: мы должны установить общие правила, а Минфин — правила налогообложения. На сегодня нет таких предложений от Минфина. И это нас откровенно тревожит. Ведь мы почти год работаем над законопроектом. Было бы логично, если бы к этому времени Минфин предложил рынку понятную концепцию налогообложения.

— Не связаны ли проволочки с принятием законопроекта по легализации игорного бизнеса, да и количество предлагаемых законопроектов (которое приближается к 20) с тем, что нет предложений со стороны правительства, нет правительственного законопроекта?

— Они были. Правительство их отозвало, потому что было очевидно, что они несовершенны и не урегулируют вопрос. Они были сырыми. Поэтому мы как законодатели и предложили собственный проект закона, и он сегодня всех устраивает. Единственный вопрос в том, что его надо доработать.

— Все же кабмин готовит свой законопроект. Вы что-то знаете о нем?

— Я не видел такого проекта. Мы только что общались с заместителем министра финансов: пока системно-нормативного акта нет. Есть разговоры о том, что это надо сделать. И поэтому мы говорим: у нас есть уже наработанный нормативный акт, его надо взять за основу и доработать систему налогообложения.

— Ваш законопроект охватывает все сферы игорного бизнеса. Но, вероятно, пока существует мощное лобби со стороны лотерейщиков и казино, трудно прийти к консенсусу. Может быть, выделить букмекерский бизнес особо и принять нормативный акт, который позволит хотя бы букмекерству начать работать в Украине?

— Мы эту тему рассматривали. Скажу вам честно: это не тот путь, который быстро решит проблему. Лучше объединить все отрасли, они пересекаются. Это понятнее и для правительства, и для законодателя. Всем надо прийти к одной точке: легализации игорного бизнеса.

— Очередной законопроект, который внесен в парламент, предлагает легализовать казино повсеместно, не только в 4- и 5-звездных гостиницах и не только в игорных зонах. То есть вернуться к практике «одноруких бандитов». Ваше мнение?

— Я уже говорил об этом в докладе. Я публично заявил: это порочная практика, дорога в никуда. Мы вызовем на себя огромный негатив со стороны общества. И это просто не будет поддержано парламентом.

— Не считаете ли Вы, что внесение авантюрных проектов — способ «забалтывания» проблемы, чтобы просто тормозить весь процесс?

— Не исключено. Если Вы сравните внесенные законопроекты, увидите, что по многим вопросам их тексты очень схожи. Это наводит на мысль, что, возможно, есть такие участники рынка, которые хотят затормозить процесс и сохранить монопольное положение на рынке. И это пугает.

— Есть ли в вашем законопроекте какие-то гарантии для инвесторов, ведь в 2009 году им даже не вернули плату за лицензию, не компенсировали прочие издержки? Что вы можете предложить инвесторам, чтобы они пришли именно на этот рынок и были гарантированно защищены?

— Бизнес — такая штука, которая делается на свой страх и риск. Это общее мировое правило. Другой вопрос — сделают ли участники рынка для себя вывод, который не сделали в 2009-м: вместо того, чтобы «съесть» все одному, надо урегулировать вопросы — и каждый будет сыт, более или менее.

— Каким образом это возможно?

— Очень просто. Нужны понятные, четкие правила. Когда рынок играет не по правилам, рано или поздно это заканчивается очень плохо. В 2009-м участники рынка могли договориться, чтобы как-то привести рынок в мирное русло. Но этого не произошло. Каждый хотел занять доминирующую позицию, в результате потеряли все.

— То есть в вашем законопроекте нет конкретных гарантий?

— В законопроекте есть гарантии игрокам. Но бизнесу государство не может гарантировать, что этот бизнес будет. Вы сделали инвестицию — это Ваш риск. Государство должно устанавливать правила. Мы эти правила прописали понятно, четко и прозрачно. Если бизнес заинтересован — он будет заходить на рынок. Не заинтересован — не будет реагировать.

— Все знают, что интересы лотерей представляют четыре украинские компании. А кто представляет лобби казино в Украине?

— Не могу ответить на этот вопрос, потому что, скажу откровенно, не знаю этих людей.

— Ваше впечатление от конференции Game On? Насколько успешно она, на Ваш взгляд, выполняет свою миссию?

— Исходя из практики скажу: то, что процесс тянется уже год, говорит, что участники рынка так и не поняли: нужно координироваться и вносить конкретику. Если мы будем просто говорить, это будет процесс разговоров. Если мы будем действовать, это выльется в конкретный результат. В каком ключе может быть этот результат? У нас есть законопроект, есть видение ситуации. Мы вносим свои предложения и можем показать, в чем сильна наша позиция. Ее сила в том, что все участники рынка согласятся играть по правилам, наполнять бюджет, создавать рабочие места и защищать людей от негативных последствий игорного бизнеса.
Я уже приводил пример игорного конгресса, который был за две недели до нынешнего (Ukraine Gaming Congress, 29 сентября 2015 года. — Прим. ред.): мы поговорили, но не было конкретики. Чего мы хотим? Выпить кофе? Это одна ситуация... Если же получить конкретный результат — надо действовать!

— А чего Вы сами ждете от конференции?

— Я получил много информации. Мне, кстати, импонируют очень многие докладчики, которые привносят конкретику, опыт. Все, что они говорили, мы прописали в законе. Лишний раз убедился: наша группа на правильном пути. Мы абсолютно корректно делаем свою работу как законодатели.

— Каковы возможные сроки принятия вашего законопроекта?

— Правительство декларативно заявило, что это должно произойти до конца года.
Комментируя материал, Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности